МетаШлиффен: схема достижения преимущества в темпе

Дмитрий КуринскийДмитрий Куринский
Схема, Статья·20.06.2020

На что рассчитывала Германия в Первой мировой войне: план Шлиффена

Вступая в Первую мировую войну, Германия планировала победить. План, ведущий к победе, составил Альфред фон Шлиффен, начальник немецкого Генерального штаба (до 1906 года), умер до начала войны.

Ключевое направление – Франция. Каждый день войны снижает шансы Германии на победу: идёт мобилизация на Восточном фронте, вступает в войну Англия. Поэтому разгром Франции должен быть стремительным, за несколько недель. Победа над Францией позволит использовать освободившиеся силы против России, которая вступает в войну с задержкой из-за медленной мобилизации. Если же Германия завязнет, то страны Антанты неизбежно получат преимущество в численности и вооружении: у них больше резервы.

Граница между Германией и Францией с южного фланга упирается в Альпы, а с северного – в нейтральные Бельгию и Голландию. Основные силы французов сосредоточены перед Парижем, то есть в южной и центральной зоне будущего фронта. А Париж – это ключ Франции: главный символический центр, важнейший транспортный узел. Взятие Парижа, особенно – быстрое и лёгкое взятие Парижа, – это цель первого этапа войны.

Если действовать напрямую и просто выдвинуть немецкие армии вперёд, то они попадут в крепкие оборонительные позиции французов. А если этого не делать, то французские оборонительные армии легко станут наступательными и войдут в Германию. Ослабление южного фланга для немцев – очевидный риск и тревога: именно там кратчайший путь до цели, именно там слабое место самой Германии. Но план Шлиффена – это стремительный и глубокий фланговый обход с севера.

Шлиффен планировал 5/6 армии направить на крайнее северное направление, нарушить нейтралитет Бельгии, и идти вперёд так, чтобы крайний правый солдат плечом коснулся Гольфстрима. Умирая, Шлиффен говорил: «Об одном только я вас прошу: сделайте мне сильным правый фланг…»

В таком случае на основные силы французов пришлась бы только 1/6 армии, и немцам пришлось бы отступать к укреплённым районам на немецкой территории вплоть до Рейна, сковывая противника боем.

Но основной, северной группировке немецких войск не будет противопоставлен вообще никто. Они могут двигаться в оперативном просторе с максимальной скоростью. И когда армия окажется возле Парижа, её встретит только гарнизон: ушедшие в Германию основные французские силы не успеют вернуться.

План Шлиффена. Источник: Википедия
План Шлиффена. Источник: Википедия

Реализацией плана занимался другой стратег, Мольтке-младший. Плана он не понял, и так решительно действовать не сумел. Нерешительность выражалась в последовательном ослаблении северного фланга: силы противника очевидно и буквально сосредоточены в центре и на юге, и ставить напротив них больше дивизий – спокойнее и понятнее.

5/6 войск на северном фланге превратились в 2/3, потом в половину. Войска выравнивались по будущему фронту. Когда началась война, северной группировки, её стремительности – почти хватило для того, чтобы добраться до Парижа прежде, чем сложится позиционный фронт. Но – только почти.

По плану, сосредоточение сил на северном направлении превращало их движение в борьбу за время. Тактическое отступление ослабленных войск на левом фланге позволяло разменять оставленную территорию на выигранное время: взять Париж, зайти в линию французских укреплений с тыла, не дать противнику мобилизоваться, договориться, сманеврировать. Отсутствие же стратегической воли придало борьбе тактический характер на всех направлениях.

Южный фланг и центр, благодаря усилению, не пускали французские войска на территорию Германии: запланированное стратегическое отступление превратилось в тактическую борьбу. Но и северный фланг стал бороться тактически, стремительность была растеряна и стратегический бой за время превратился в тактический бой за территорию.

Сложился позиционный фронт, войска Германии оказались связаны его конфигурацией, и дальше стратегия заканчивается: вопрос стоит в результативности оружия, в крепости тыла, в обеспечении ресурсами; это – буквальная борьба, прямое столкновение конкретных сил. Ресурсная база у Германии (вместе с союзниками) слабее, чем у Франции, Англии, России, США вместе взятых. Началась война на истощение, крайне тяжёлая для Германии война.

В согласии с постулатами Сунь-Цзы, Шлиффен начал с того, что победил в войне расчётами. Мольтке-младший спутал расчёты, и победа могла случиться только случайно. Но не случилась.

Глубоко и подробно о плане Шлиффена смотрите в лекции Сергея Переслегина.

Смысл манёвра Шлиффена: схема "МетаШлиффен"

Попробуем выразить принципиальный смысл манёвра Шлиффена, и для этого абстрагируемся от территории, пространства, войск.

Есть действующий субъект (германские армии, абстрактно – "я"), цель (взятие Парижа), препятствие на пути к цели (линия укреплений), ограничение по времени (срок мобилизации). Как действовать?

Напрашивается вариант – с усилием двигаться вперёд. В этом движении будут испытываться силы сторон в явном виде. В реальности это были конкретные солдаты, вооружение, взятые и оставленные города и крепости. Движение необходимо, но оно трудно и отнимает время: противник укрепляет оборону, мобилизуется в глубине своих позиций. Цель как бы отступает, если двигаться к ней. Оценка такого сценария показывает, что при полном напряжении сил в срок к результату прийти невозможно: противник имеет преимущество в темпе, его силы со временем растут быстрее ваших.

Идея Шлиффена заключается в выходе из прямолинейного сценария "я-препятствие-цель" в иное, пустое пространство. В пустоте необходимо сделать стремительный обход препятствия. Совершив рывок, вернуться из пространства быстрого движения туда, где фактически находится цель, и взять её. Встречаться с препятствием "в лоб" становится не нужно.

Выход в пространство быстрого продвижения даёт шансы на успех в ситуации, когда времени катастрофически не хватает. Но – движение туда неочевидно, и поэтому вызывает тревогу и сопротивление: действительно ли нужен такой сложный манёвр? Правда ли удастся вернуться и обналичить результаты? Для успеха манёвра, нужно преодолеть это внутреннее сопротивление.

Такими рассуждениями можно сопроводить схему, которую в РК39 назвали "МетаШлиффен": это план Шлиффена, переложенный с пространства физического на пространство метафизическое.

Оригинальный вид схемы МетаШлиффена. Перерисован из слайдов к лекциям курса "Конструируем Культурный Канон"
Оригинальный вид схемы МетаШлиффена. Перерисован из слайдов к лекциям курса "Конструируем Культурный Канон"

Как взятие Парижа в оригинальном плане было возможно, только если уйти далеко в сторону, так и в схеме МетаШлиффена вместо того, чтобы делать конкретные, измеримые, очевидные, линейные дела – предлагается пойти в обход.

Обходить конкретные дела можно через рассеяние конкретики, смещение к скрытым формам действия. Эти формы не дают немедленного результата, и чем в большей степени результат становится неочевидным, тем больше внутреннее и внешнее сопротивление такому манёвру: это аналог стремления к "улучшению" плана Мольтке-младшим.

В схеме предложены линии: событийная (явная, данная в опыте), ресурсная, стратегическая, концептуальная, трансцендентная (внеположная опыту, скрытая). Можно выделить больше или меньше линий, назвать их по-другому: принцип не изменится.

Движение по более высоким линиям даёт преимущество во времени, но с ограничениями. Пока вы "забираетесь" на трансцендентную линию, событий не происходит: вы отсутствуете в метрологическом времени, даже если противник, конкурент – присутствует. Это очевидный риск: забравшись наверх, нужно суметь вовремя и технично отработать спуск – обналичить результаты, произвести событие.

Применение схемы МетаШлиффена на практике

Первый шаг на новом для вас пути – почти всегда запоздалый. Кто-то уже прошёл дальше, окопался, ждёт впереди. Как действовать, если вы уже – в позиции догоняющего?

Назовём темпом возможность реализовать влияние. Действовать в темпе – значит, не упускать возможности. Когда темп потерян, усилие не влияет на ситуацию так, как должно. Первый человек в космосе – Гагарин, а второй – уже поражение, хотя проведена большая работа и есть результат.

МетаШлиффен – схема о том, как догнать, выиграть темп, сжать время. Конкурентная, стратегическая, метастратегическая схема.

Реализация схемы подразумевает рывок наверх, а затем последовательные шаги вниз. Можно изобразить её в виде ступенек: вариант II.

Схема МетаШлиффен, вариант II: лестница
Схема МетаШлиффен, вариант II: лестница

Здесь Небо – это время как вечность, как суть вещей. Земля – это время как миг, реальность как она есть. Слова Небо и Земля – обычные, смысл – особый, принятый в китайской традиции. Остальные термины на схеме тоже требуют пояснения.

Обход начинается трансцендентным шагом, изменением, принятым из пространства пророчеств. Пророк – это тот, кто сообщает иную истину, которой раньше не было в опыте – то есть, трансцендентную истину. Никогда прежде путь из Германии в Париж не был прижат к Ла-Маншу: это – пророчество.

Пророчеством может быть прогноз, миф, мечта, или другой способ упаковки и выражения ценностей в высшем смысле. Полученное пророчество нужно немного спустить на землю, превратив в концепцию.

Концепция – здесь: изменение жизненного уклада. Как движение в предречённое будущее изменит жизнь и чью?

Для пророчества "Человечество колонизирует Марс, и колонизация начнётся с отправки на красную планету колбы с замкнутой экосистемой на огромном космическом корабле" концепцией может быть "Вы будете испытывать гордость сопричастности первопроходцам – исследователям, предпринимателям, инженерам". Если принять именно эту концепцию, то можно опускать её дальше, вплоть до реализации через медиа и в металле.

Следующий шаг – стратегический, и делается на основании теории. Теория – это принципиальное обоснование реализуемости концепции, стратегия – общий план её реализации. Чтобы составить стратегию, нужно видеть промежуточные этапы и то, как они обретают смысл – продвигают к цели.

Каждый этап может управляться как комплекс мероприятий: они имеют начало и конец, и осуществляются при наличии (но не избытке) ресурсов. А когда проекты определены, необходимо привести их к исполнению – конкретными людьми, в конкретных условиях, по факту осуществляя задуманное. Это – менеджерский подход и наглядные результаты.

Пророчество является рамкой возможных концепций, концепция формирует спектр возможных стратегий, и так далее. Стратегия, выработанная без осознания концепции, в которую она вложена – это игра на чужом поле, правила которой – неизвестны. Эффективнее начать с изучения правил и принципов, пределов и рамок, сценариев, развилок, выборов. Это подобно тому, как мы ориентируемся на местности прежде, чем принимаем решение идти.

Разобравшись со смыслом всех шагов, мы можем перерисовать схему в виде шпаргалки и руководства к действию. Вариант III – наиболее прикладной.

Схема МетаШлиффен, вариант III: восхождение от абстрактного к конкретному
Схема МетаШлиффен, вариант III: восхождение от абстрактного к конкретному

Хотя схема МетаШлиффена формулируется в предельно масштабной форме (полёты в космос, мировая война), она работает и в масштабах личной судьбы, судьбы предприятия или коллектива.

МетаШлиффен: Примеры и рассуждения

В США есть культура пророчествования и механизмы практической реализации пророчеств. Чтобы реализация не буксовала, она подразумевает и коммерциализацию – обеспечение ресурсами. Можно сколько угодно смеяться над пророчествами Илона Маска, однако их обсуждают, на них равняются, их опровергают, их подтверждают. Маск выступает как пророк и задаёт смысловое поле.

Догнать и обогнать, не имея пророков в своём отечестве, невозможно. Другой пророк – Тим Бёрнс-Ли, создатель WWW. Он создаёт смыслы и сейчас, и смыслы оформляются в концепции "стиля жизни", раскладываются на шаги, коммерциализируются, исполняются.

С последним шагом, исполнением в металле, у нас часто получается лучше. Но так не догнать, не обогнать. Настоящая конкуренция начинается на уровне изменения образа жизни, создания образа будущего. Конкуренция – это не аврал, не пятилетка за три года.

К слову о пятилетках. Они как раз позволили нам выстоять в конкурентной борьбе, и даже рвануть вперёд. Потому что следовали мысли пророков воистину космического масштаба. Ленин – человек, удерживающий все слои МетаШлиффена в себе, мыслитель, визионер, стратег, управленец, практик. А кто был вокруг в те годы рывка вперёд, всё ещё недостижимого для планеты: Сталин, Берия, Циолковский, Луначарский, Вернадский, Королёв, Ландау...

Сейчас в нашем госуправлении не видно ни Ленина, ни соразмерного ему Конфуция, поэтому всё так, как есть: относительно стабильно, даже если ценой будущего. Сползаем в бездну не торопясь, красиво. Может быть, сможем отвернуть.

Вернёмся к более близким масштабам: не космос, а микрокосм.

Осваивать новую профессию, создавать компанию, выводить продукт на рынок, организовывать сообщество и так далее – выйдет лучше, если иметь схему МетаШлиффена в голове, а может, и перед глазами. Найти пророка, а найдя, не забывать, что спускаться с небес на землю можно только шаг за шагом: пропущенный шаг – это долг, который может наглухо ограничить перспективы. Выбирайте верный путь.