Простые модели очень богаты. Одна из моих любимых — Санкхья.

Андрей Всеволодович учит: имея ввиду саттва, раджас, тамас, в непонятной ситуации попробуйте выделить две стороны, а взаимодействие между ними — отнести к третьему. И тогда будет ясно, что делать дальше.

Предлагаю один из способов делания дальше.

Качество восприятия

Гипотеза: качество (гуна) состояния человека определяется качеством его восприятия.

Внешний мир, происходящее, реальность, данная нам в ощущениях, становится доступна нам благодаря наличию органов чувств. Сигналы органов чувств — воспринимаются как через непротёртое стекло. Степень непротёртости и есть качество восприятия.

Человек оказывается в этом восприятии целиком, и не получится отделить проживание работы — от семьи, занятия йогой и духовными практиками — от общения с миром. Неустойчивость раджаса, например, проявляется во всём и вне зависимости от конкретных дел и занятий: ум, внимание у человека одно.

Так восприятие уподобляется призме, преломляющей с определённым свойством, а задача перехода в другое состояние становится задачей смены свойств призмы, работы с качеством внимания.

Переход через третье

Изменение — переход, смена состояния из нынешнего в какое-то иное, потребное и недоступное.

Если нынешнее состояние проассоциировать с одним, а целевое — с другим, то действовать, добавлять в текущее состояние для вызова перехода — нужно третье.

От саттвы к тамасу через раджас. От раджаса к саттве через тамас. И так далее.

Вот несколько примеров, как это может выглядеть в конкретных ситуациях гипотетического Василия.

Василий-обыватель

Василий добросовестно ходит на работу, и хотя работа не доставляет удовольствия и радости, — отказаться от надёжных денег тревожно. Василий ест макароны и курочку гриль. Любит свою занятую женщину — периодически, нечасто, и без искры.
Иногда Василий встречается с друзьями и занимается чем-то вполне положительным: обсуждает политику или делает ремонт.
День неотличим от дня, год от года. Не видно перспектив, нет мотивации, жизнь зря. Это — тамас.

Однажды Василий припомнил юность и свои мечты. Так хотелось быть на своём месте, светлым и радостным, средь лёгких и чистых людей, востребованным, но не привязанным... Василий тоскует о саттве.

Эта тоска о саттве точит разум и толкает на бессмысленные действия: действия по поиску или имитации саттвы. Например, Василий героически отказывается от курочки гриль в эти выходные: тяжёлая пища, низкая, где тут саттва! Ходит вокруг неё, курочки этой, и пускает слюну.
Однажды Василий отправляется на йогу. Его переживания — неудобство в теле и зависть к окружающим. Ничего не получается.

Чего же ждёт Василий? Чего ему не хватает?
Конечно, упавшего на голову кирпича.
Для перехода в саттву не нужно имитировать саттву. Нужно расшатывать восприятие раджасом.

Василий добавляет в пищу перца, мяса, алкоголя. Начинает слушать ритмичную, громкую музыку и действовать с её энергетикой. Читать о войне. Браться за решение общественных задач, превышающих наличные силы. Знакомиться со всеми подряд. Действовать как кшатрий.

И через какое-то время внимание становится готово вырваться из шаблонов тамаса. То же занятие йогой становится цельным, захватывающим и тело, и ум, а изменение характера питания и поведения — не надсадным, а само собой разумеющимся.

Василий-неудачник

Правда, у Василия может не получиться.

Не хватило сил пройти через раджас, и смена образа жизни привела к падению в новый тамас. Пропал огонь.
Вместо курочки витаминный коктейль, вместо сидения в соцсеточках — сидение в асанах, но с таким же вялым, бессмысленным умом.

Василий хочет вернуться в раджас, но теперь раджас — целевое состояние, а не промежуточный путь.
Повторение тех же шаблонов, что помогли выйти из тамаса в прошлый раз, теперь не помогают. Нужна саттва.

Ощутить принятие, вознаграждённость, праведность активных действий. Отказаться от острой и сладкой пищи, воздержаться от крепкого алкоголя. Слушать сложную, светлую, талантливую, богатую музыку. Встречаться с друзьями, припоминать победы и достижения как что-то завершённое и ставшее фактом бытия. Предаваться эстетическим переживаниям, посещать музеи, театры, кино. Мечтать.

Вскоре это возвращает вкус к деятельности, и Василий снова активен.

Василий обуреваемый

Длительное пребывание в раджасе может стать обретением качества постоянной неустойчивости.

Например, стремящийся к свету и саттве Василий обретает навязчивое желание. Очень, позарез хочется съесть шоколадку.

Шоколадка — сладкая, вредная и вообще похабная для Василия. Она настолько несоответствует состоянию возвышенной медитации, которого он достиг такой высокой ценой. Желание шоколадки, раджас, нужно низвести в тамас: отсутствие желаний по отношению к шоколадке. Василий давит своё желание.

Хочется ещё сильней.

Практики разрушаются. Пред мысленным взором при медитации предстаёт она. Шоколадка. Недоступная, глупая. Манящая.

Желание редко отпускает, если его не утолить. Путь от раджаса к тамасу здесь — через саттву: утоление желания.

Лучше один раз напиться, чем год жизни терпеть, иногда в тайне от себя и со стыдом делая по глотку.

Нужно полное, тотальное, всеобъемлющее удовлетворение желания без малейшего зазрения совести.

Вероятно, это относится не ко всем желаниям. Хотя если желание — обуревает, навязывается, не отпускает, то это точно неспроста.

Динамическое равновесие

Можно увидеть здесь подобие химическим часам. Восприятие качается между тремя гунами, имея две остальных как путь и результат.

Изменение качества внимания делает что-то до доступным и недоступным восприятию, что проживается как синхрония. Например, добавление раджаса в формате спорта даёт возможность заметить новых людей и новые возможности.

После эти возможности закрываются, сменяются другими, обусловленными другим качеством восприятия.

Мудрый руководитель может предвидеть изменения как сюжет.

Вывести из зоны комфорта, чтобы достичь результата. Знать заранее, что дискомфорт приведёт к упадку сил, которые нужно будет подкрепить — вознаграждением, например, припоминанием достигнутых успехов. Для этого с самого начала проекта — успехи коллекционируются, готовятся для припоминания.

Но лучше всего — выйти из динамического равновесия, покинуть сюжет, оказаться выше и вовне.
Этот процесс моделью не описывается.